Статьи

Иван Павлов: «Кто в армии служил, тот в цирке не смеется»

Иван Павлов: «Кто в армии служил, тот в цирке не смеется»
· Волейбол

Несмотря на молодой возраст, Ивана Павлова можно смело назвать главным ветераном «Элвари-Сахалин». Он начал играть за островную команду ровно 10 лет назад. Прошел с ней все этапы становления и развития, а сейчас готовится к решающим играм за право участия в «Финале шести» высшей лиги «Б». Об этом и многом другом он откровенно рассказал в интервью, которое было взято накануне Дня защитника Отечества.

В дождь и грязь

- Первый вопрос праздничный: где и когда служили?

- Служил я в сознательном возрасте, уже в 25 лет. Причем, пришел в военкомат Холмска сам. Были трудности с работой, с подработкой: везде спрашивали военный билет. Поэтому решил отдать долг и уже не вспоминать о нем. В военкомате, конечно, удивились. Я был один с Холмска. Меня привезли в Южно-Сахалинск на КСП. Оттуда меня и еще двух боксеров отправили в Дачное. Служил в инженерных войсках. Это единственный в России инженерный отдельный батальон. У нас был самый большой взвод в части – почти 50 человек: взвод управляемого минирования. Служба прошла весело. Есть, что вспомнить. Познакомился с хорошими ребятами из Краснодара, Ростова-на-Дону. Сейчас приезжаю туда на игры, общаюсь с ними.

- Год служили?

- Да. А потом еще остался на год по контракту. Времени хватило, чтобы понять: это – не мое.

- Какие-то веселые случаи можете вспомнить?

- Да там много чего веселого было. Я теперь очень хорошо понимаю фразу: «Кто в армии служил, тот в цирке не смеется». Естественно, что, как и всем, запомнились «похороны бычка».

- Давайте объясним, что это такое тем, кто не знает?

- Для чего это делается? Чтобы отучить солдат выкидывать окурки куда попало, а не в урну. Если кто-то попадался на том, что выкидывал окурок на землю, следовала команда: «Похоронить бычка!». Провинившийся брал лопату и копал бычку могилу.

- Зарплату, наверное, гигантскую получали?

- Ага (смеется)! На срочной службе платили 2300-2400. Рублей, конечно, а не долларов (улыбается). Правда, у меня как у заместителя командира взвода выходило вдвое больше.

- В волейбол-то играли?

- Конечно! Регулярно к нам приезжали из администраций Корсакова, Холмска, отпрашивали меня на соревнования.

- Не знаете, кто еще из «Элвари» уже отслужил?

- Олег Величко служил в воздушно-десантных войсках. Иван Наумов служил тоже. У него тяжелая служба была - в войсках связи. Как говорится, «кто страдает в дождь и грязь? Наша доблестная связь!».

- Как планируете командой отметить День защитника Отечества?

- У нас все по плану. Сначала – утренняя тренировка, затем – баня.

Раздевалка для всех

- Давайте поговорим о текущем сезоне. Одна победа отделяет «Элвари» от первого в истории выхода в «Финал шести». Помните об этом?

- Не забываем (улыбается). Каждую тренировку думаем: и утром, и вечером. Много обговариваем: что да как. Видно, что очень сильно переживает наш капитан Александр Сиюткин.

- Как получилось, что дважды проиграли в Воронеже?

- Я думаю, что это связано с тем, что поменялся тренер. Не привыкли к новым требованиям, к новым игровым установкам, к новой схеме игры. Это нам сильно мешало. У нас многое не получалось. Это сильно давило на связующего. Одно тянуло за собой другое. Так и проиграли.

- Что еще поменялось с приходом Игоря Геннадьевича?

- Многое поменялось. Расстановка другая. Очень долго привыкали, несколько месяцев. В подаче очень много поменялось. Раньше мы на подаче рисковали гораздо больше. Можно сказать, что подача была нашим коньком. Когда перед сезоном играли в Благовещенске, то в каждом матче выходили и выносили штук по восемь эйсов. Даже просили соперников сыграть еще одну-две партии, чтобы игровая практика побольше была. Поменялась и игра связующего.

- Какой матч, на ваш взгляд был в этом сезоне лучшим, а какой – худшим?

- Лучшими были домашние игры с Майкопом. Они – самые интересные. Худшие, наверное, все же игры в Воронеже.

- Чем запомнились игры во Владимире с лидером турнира?

- Было сложно нашим ребятам, которые раньше играли за ВК «Владимир». Все болели персонально против них. А еще – сам зал запомнился: непокрашенный, занозы торчат. Не было даже своей раздевалки. Там одна огромная общая раздевалка для всех: волейболистов, баскетболистов, пловцов. Идешь в душ, а мимо проходит женщина-уборщица. Честно говоря, комфорт – так себе.

В Краснодаре тоже деревянный зал. Но там он ухоженный. Полы покрашены. Видно, что за ними следят.

- А где лучшая гостиница?

- В Майкопе. У нас была гостиница на окраине, а при ней – маленький сосновый парк. Очень здорово было ходить там, дышать воздухом.

Тяп-ляп

- Помните, как создавалась команда в 2009 году?

- Ох… (вздыхает). Если честно, то тяп-ляп она создавалась (улыбается). Из приезжих был только Ярослав Мальцев. Он до этого играл за хабаровское «Динамо». Тяжеловато было. Не все ходили на тренировки. Кто-то серьезно относился, кто-то - не очень. У некоторых ребят уже родились дети. Им важнее была работа, так как в команде заработок был маленьким.

- Поездки запомнились?

- Конечно, запомнились. Команду тогда сформировали на базе сборной Корсакова. Мы здесь всегда были в топе, в тройке лидеров. В области один уровень, а приехали на тур и увидели, что уровень игры гораздо выше. Соперники были выше нас на голову и в прямом и в переносном смысле. Для нас это все в новинку, мы же на Дальнем Востоке до этого практически не играли.

Но постепенно с каждой поездкой, с каждой игрой все получалось лучше и лучше. Уже могли какие-то комбинации сыграть, в приеме стали надежнее. Между собой стали много разговаривать, определять в кого из соперников подавать, какие комбинации разыгрывать.

- Во втором сезоне один тур прошел в Южно-Сахалинске. Почему вас не было в составе?

- Я в том году учился в Холмском мореходном училище. Никак не мог ездить на тренировки, поэтому сезон пропустил.

- В 2011 году «Элвари-Сахалин» заявился в лигу «Б». В команду пригласили много именитых волейболистов…

- Я какое-то время ходил, занимался с ними. Но было очень тяжело ездить каждый день из Холмска на тренировки. Дорогу мне не оплачивали. Жилья в Южном не было. И как-то все сошло на нет. Тренировался для себя, участвовал в областных турнирах.

- После этого вектор развития сменился, и в команде были только местные игроки.

- Я как раз тогда перевелся в СахГУ, и мы занимались в спортзале на Пограничной. Тренировались по два раза в день. Руководил нами Алексей Владимирович Волков. Очень многое нам дал. С ним Стас Тулаев просто феноменально в защите прибавил.

Я тоже чувствовал, что прибавил. Технику мне поставил, физику. К каждому он подходил и персонально помогал.

С Алексеем Владимировичем были просто великолепные отношения. Помню, он несколько раз сам приезжал в Холмск, когда ему нужно было, чтобы я какую-то бумажку подписал.

Я ему говорил: «Вы предупредите, что едете. Я поеду навстречу, где-то по дороге встретимся». А он в ответ: «Мне нормально, я хоть Сахалин посмотрю».

Не каждый так сделает. Кто-то, напротив, будет всех из-за каждой бумажки в Южный гонять.

- Позднее команду тренировал Игорь Владимирович Абдрахманов…

- Про него могу сказать только хорошее. С ним было очень здорово тренироваться, очень многое нам дал. С Артемом Анатольевичем Бутько тоже было интересно.

- А какой матч был самым запоминающимся?

- Сразу выделю игру в феврале 2013 года в Тюмени против «Нефтегазуниверситета». У соперника, кстати, на замене сидел Александр Сиюткин.

Их первая команда («Тюмень») тогда была в Суперлиге. В ней играл волейболист сборной страны Андрей Егорчев, он на матч пришел посмотреть. Из основы несколько человек против нас играли, остальные – на трибунах.

У нас четыре человека, образно говоря, пешком под сеткой ходили, а у них связующий – под два метра ростом.

Но у нас пошла игра, и мы вели в счете. За нас весь зал топил. На трибунах «Чита» сидела. За нее тогда Михаил Яскевич играл. Тоже нас поддерживал.

Стас Тулаев тогда первым темпом на площадку вышел со своим ростом - 1,70 метра. Но зато он три раза подряд один в один закрыл их основного диагонального.

У них тренер, помню, психовал. Как так? Его команда уступает, да еще и зал соперника поддерживает.

Мы все же в итоге проиграли на тай-брейке. Но не было даже обидно. Наоборот, гордились, что смогли дотянуть до такого счета.

Все стоя подавали, а мы прыгали

- Как вообще получилось, что выбрали волейбол?

- Я в Холмске в школе начал заниматься баскетболом. Но это вряд ли можно назвать серьёзным занятием. Так, ходил в спортзал, чтобы время убить.

Потом мы с мамой переехали в Горнозаводск. Там я тоже играл в баскетбол. А чуть позже, можно сказать, сбежал в Холмск к бабушке с дедушкой. И вот тогда я и начал заниматься волейболом уже серьезно. Это было в СОШ № 1 у Ольги Николаевны Карнауховой. Я считаю, что она очень многое дала сахалинскому волейболу. Сотни мальчишек и девчонок делали у нее первые шаги в спорте.

Она, правда, меня сразу предупредила, что так как я поздно начал, то у меня может ничего не получиться. А я летом вымахал на 15 см, и у нее отношение изменилось (смеется).

Постепенно стало получаться все больше и больше. Помню, постоянно «бодались» с Корсаковом на областных юношеских турнирах, но так их ни разу и не выиграли (вздыхает).

- Расстановку долго учили?

- Это для нас школьников было самым страшным. Приехал как-то на турнир судьей Виталий Михайлович Сон. Был он в такой стильной судейской белой форме. Мы его очень испугались. Вообще, думали, что он даже по-русски не разговаривает.

Ольга Николаевна нас немного успокоила. Но началась игра, и он начал нам постоянно ошибки свистеть. В итоге понял, что мы – «деревянные по пояс», начал подходить к каждому и объяснять все персонально. Правда, в том году мы все так и не запомнили (смеется).

- Мяч после подачи сразу стал сетку перелетать?

- Наверное, 50 на 50. Я «планер» никогда не подавал. Ольга Николаевна нас заставляла подавать в прыжке. На каком-то школьном турнире в прыжке подавали я и Лена Ненюк из Южного. Она вообще была единственной девочкой на Сахалине с силовой подачей. Все стоя подавали, а мы прыгали.

- Что после окончания школы было?

- После школы пошел в мореходное училище. Стал заниматься у Александра Федоровича Карпеко. У него команда была уже серьезнее. Кто-то раньше играл в студенческой команде в Благовещенске. Так что общий уровень был выше.

Потом меня пригласили тренироваться в СахГУ. Там все было более профессионально. Команда у нас была очень хорошая, выигрывали по области много турниров. Антон Пак за нас играл, Роман Чургулия, Филипп Коркин. Вот здесь у меня и начался основной волейбол: предсезонки, летняя работа над «физикой».

- Как амплуа выбрали?

В школе всегда играл в «доигровке». Алексей Владимирович меня начал в «диагональ» ставить. Связующим никогда не хотел быть. Это уже сейчас, когда возраст почти 30 лет, начинаю думать: «Может поменять амплуа на связующего, чтобы не прыгать?» (улыбается).

- А как получилось, что вы уже много лет играете под № 2?

- Когда я начал серьезно заниматься волейболом, моим кумиром был поляк Мариуш Влажлы. Он – живая легенда польского волейбола, чемпион мира 2014 года, был признан MVP и попал в символическую сборную турнира, как лучший диагональный. Мариуш играл под № 2, ну и я тоже выбрал его своим.

Крестиком я езжу

- Есть какое-то увлечение? Может, вышиваете крестиком?

- Нет, крестиком я не вышиваю. Крестиком я езжу, наверное (улыбается). У меня с детства увлечение – машина. Очень любил автомобили. Очень любил делать того, чего нет у других, приводить машину в порядок. Образно говоря: шедевр из ржавого корыта. Поначалу у меня даже водительских прав не было, сидел со старшими друзьями в боксах, ковырялся в машинах.

- Коллег по увлечению много было?

- Много. Собирались мы на площади Победы в Южном. Я сюда каждые выходные приезжал. Общались с друзьями, гоняли. До сих пор наше место встречи – парковка чуть ниже волейбольного центра.

- По Сахалину много ездите?

- Да. На выходных стараемся с моей невестой Кариной выбираться к маме в Горнозаводск. Едим через Ловецкий перевал. Там очень красиво. Едем медленно, останавливаемся в кафешке. Оттуда можем к бабушке в Холмск съездить.

Мы сейчас в Корсакове живем. У нас в городе очень красивая смотровая площадка с обалденным видом на море, порт, город. Там очень хорошо посидеть отдохнуть.

В этом году планируем в Поронайск съездить. А на чужой машине как-то ездил до Адо-Тымово. Это 1100 километров туда и обратно по грунтовке. Тяжело, конечно. Зато – есть на что посмотреть. Много исторических памятников, красивые аллейки.