На ощупь искали дорогу и ждали луну: эксклюзивные подробности марш-бросков островных спортсменов

На ощупь искали дорогу и ждали луну: эксклюзивные подробности марш-бросков островных спортсменов

Одной из «фишек» 1930-х годов в СССР являлись грандиозные пешие, беговые, лыжные, шлюпочные и военизированные переходы на значительные расстояния. Сахалин в этом плане не был исключением. В истории островного спорта остались массовые рискованные путешествия. Мы предлагаем вам вспомнить самые яркие из них.

Лыжи побеждают бездорожье

Наверное, у кого-то может возникнуть вопрос: «А почему, собственно, 80 лет назад подобные переходы носили повседневный характер?»

Ответ можно найти в агитационных материалах той поры:  «Советский физкультурник должен быть готовым к труду и обороне страны, но наряду с этой основной задачей он обязан также быть хорошим агитатором, пропагандистом-общественником.

Агитационные переходы, соревнования, звездные пробеги, карнавалы – вот формы, которыми пользуются для агитационно-пропагандистских целей.

Перевыборы советов, агитация за подписку на заем, поход за ликвидацию неграмотности, антирелигиозная и антиалкогольная пропаганда и любая другая кампания могут быть проведены в самых отдаленных уголках».

Именно поэтому сахалинские физкультурники и «колесили» по северу острова и Дальнему Востоку.

Агитационный плакат первой половины 1930-х годов

Тем более, что в условиях сахалинского бездорожья лыжи были одним из самых доступных видов передвижения.

«Лыжи – вот что безусловно является основным и самым важным на Сахалине. Лыжи проникают туда, где не может ступить нога человека, лошади, колеса автомобиля. Лыжи – вот что побеждает сахалинское бездорожье, покрытое глубочайшими снегами...», - писал «Советский Сахалин».

Кстати, не будет преувеличением сказать, что в походах участвовали все от мала до велика. Так, шестилетний мальчик Коля (фамилия, увы, неизвестна) зимой 1935 года в одиночку прошел от Андрее-Ивановска до Дербинска за три часа (а это, между прочим, 11 километров!). Вы бы отпустили своего ребенка одного в такое путешествие? А тогда это было нормой.

Пес и кросс

Но давайте уже перейдем, собственно, к самим переходам. Первые подобные акции на Сахалине датированы 1932 годом.

14 февраля того года дюжина лыжников под руководством Коломенского прошла 1000 километров по маршруту Александровск – рудник Мгачи – Хоэ – Погиби – мыс Лазарева – Богородское – Хабаровск.

На переход сахалинцы затратили 30 дней. В среднем, ежедневно они проходили 25-40 км.

По словам участников, самым тяжелым оказался участок от стойбища Чембо до Богородского.

- Поход затруднялся тем, что каждый день и каждый час нужно было искать наиболее выгодный путь там, где нет ни дорог, ни тропинок. Почти 200 километров мы прошли по льду, покрытому водой. Снег подтаивал и налипал на лыжи, утяжеляя их вес. Часто приходилось останавливаться и счищать лед. Останавливались примерно каждый час. Ноги почти всегда были мокрыми. К ночлегу они мерзли и леденели. На мысе Погиби к нам пристала собака. Она перешла с нами на тот берег и никак не хотела отставать. Решили взять ее собой до Хабаровска, - рассказывали участники после возвращения на Сахалин.

А областная газета резюмировала: «Переход представлял значительные трудности и требовал хорошей подготовки. Но нет таких крепостей, которые не взяли бы большевики».

Финиш лыжного пробега

Тык и Лах

В июле дюжина других физкультурников во главе с Конаковым отправились с 400-километровый шлюпочный пробег по маршруту Александровск – Хоэ – Виахту – Тык – Лах – мыс Лазарева – мыс Пронга – Николаевск-на-Амуре.

Пробег проходил при волнении Татарского пролива от 3,5 до 5 баллов. Самым опасным оказался участок от Александровска до Арково.

Здесь шлюпку два раза залило водой. Пришлось причаливать к берегу и разводить костер, чтобы просушиться.

На участке между Мгачи и Танги едва не случилась катастрофа. Шлюпку выбросило на берег. И только по счастливой случайности никто не пострадал.

Отрезок от Лах до мыса Лазарева островитяне пересекли ночью, распевая во весь голос популярные в те годы песни.

- Ночь прошла незаметно. На минутку выглянула из-за туч кроваво-красная луна и тут же спряталась. Видимо, ей не понравилось наше пение. Впереди ничего не видно. Ветер крепчал, а волны угрожающе шумели. Мы начали волноваться, но вот наконец-то показался берег, и под шум прибоя мы причалили к мысу Лазарева, - так поэтично описывали сахалинцы свой переход.

Естественно, что хватало трудностей. Благо, что с собой был неприкосновенный запас еды, карты (не игральные, а географические), компас и барометр.

- В первую ночь мы проснулись и увидели, что лодки лежат на боку, а вода ушла от берега. С большим трудом пришлось тащить шлюпку по обнажившемуся дну. Тогда мы поняли, что нужно оставлять на ночь дежурного, который бы по мере спада воды отталкивал шлюпку от берега. Так мы в дальнейшем и поступали, - отчитались сахалинцы о своем путешествии.

Веселые ребята

В 1935 году сахалинцы совершили переход на шлюпках до Владивостока. Инициатором масштабной идеи стала молодежь Александровского морского порта. Учитывая, что шла подготовка к X Всесоюзному съезду ВЛКСМ, переход посвятили этому событию.

От желающих отправиться в поход не было отбоя. Выбрали четырнадцать самых достойных, разделив их по командам на две шестивесельные шлюпки.

Командиром назначили В. Ф. Катина, политическим руководителем – С. С. Барсукова.

Капитан первой лодки – старшина катера «Политотделец» Никандров, второй – старшина катера Сахлеса Жгулев.

Кроме них участниками перехода стали Шевердак (матрос катера «Политотделец»), Евсеков (кочегар), Жарко, Татаренков (оба – матросы), Кацубин и Гибшер (оба - мотористы Сахгосрыбтреста), Пручинский (моторист Сахгосрыбтреста), Делениц (лесоруб), Попов (грузчик Сахснаба), Ярусов (моторист Сахлеса). А организаторами мероприятия выступили Общество содействия развития водного транспорта (ОСВОД), политотдел Александровского порта и райкоммордел.

На бумаге всё было гладко, но, как это зачастую бывает, все забыли про овраги. В самый последний момент выяснилось, что шлюпка, годная для перехода, в Александровске была только одна!

Почему раньше на это никто не обратил внимание, понять сегодня невозможно.

Чуть ли не все комсомольцы Александровска участвовали в поиске еще одного плавсредства. Были обшарены все закоулки города и окрестностей, но – тщетно.

Потенциальные участники похода приуныли, но тут кто-то предложил: «А давайте построим шлюпку сами!»

Энтузиазм тех лет зашкаливал за все мыслимые пределы. В наши дни вряд ли найдутся желающие стоить лодку для того, чтобы потом пойти на ней в столицу Приморья. Но в 1930-е годы романтика еще не выветрилась из душ сахалинцев.

Гибшер обмолвился, что на лесозаводе села Хоэ работает старый черноморский боцман Урсатьев. Решили привлечь его к строительству. К счастью, экс-боцман согласился руководить работами.

Его подручные сами изготавливали детали, сами собирали лодку, сами крепили такелаж.

«Я его слепила из того, что было, А потом что было, то и полюбила», - пела Алена Апина.

Вот и сахалинским кораблестроителям пришлось полюбить то, что они слепили. А слепили они, честно говоря, явно не «Титаник».

В день спуска шлюпки на воду она, словно подбитая птица, сильно накренилась.

Невозможно было пройти между мачтой и бортом: лодка ложилась на борт, зачерпывая воду.

Выход после долгого размышления предложил экс-боцман. Следуя его совету, на лодку взяли балласт (четыре мешка гальки), что позволило немного уменьшить крен. Крен уменьшили, а параллельно уменьшилась высота надводного борта, маневренность и управляемость.

В виде тренировки команда шлюпки решила пройтись из Хоэ в Александровск. Лодка выдержала восьмичасовой переход, добавив решимости экипажу корабля.

Вскоре подошел и день старта перехода. 11 июля 1935 года, выслушав приличествующие событию речи, капитан В. Катин скомандовал: «Разобрать весла! Курс – вест!».

Газета «Советский Сахалин» сообщила: «В 8 часов вечера возле лодочной станции ОСОАВИАХИМа на речке Александровка у сада профсоюзов дан старт парусно-шлюпочному походу Александровск – Владивосток имени X съезда ленинского комсомола».

Все это хорошо, но ведь поход мог закончиться, едва начавшись. Комиссар Барсуков впоследствии вспоминал: «Вечно бурный Татарский пролив, как будто рассвирепев за дерзкую попытку мореплавателей, встретил их семибалльным штормом. Волны подхватывали легкие шлюпки, бросая их с гребня на гребень. Казалось, что первое же сопротивление стихии обрекает поход на неудачу. Вышло наоборот. Руководимые опытными капитанами, шлюпки Никандрова и Жгулева отважно боролись с непогодой. Наутро шторм раскидал шлюпки далеко друг от друга. Густой туман сгустился над морем. И только благодаря случайности суденышки сами вновь встретились. 24 часа прошли с того момента, как начался шлюпочный переход и показался берег материка».

Такие грамоты получили все участники шлюпочного перехода 

Это поэтическое повествование в 1958 году дополнил А. Ярусов, рассказав о походе читателям областной газеты «Молодая гвардия»: «Положение сложилось тяжелое: ночь, туман с моросящим дождем, свистит штормовой ветер, шлюпку заливает волной. Беда не приходит одна: обнаружили сильную течь шлюпки. Вода прибывала откуда-то из-под мешков с галькой. Установили аварийные вахты. По 17 ведер воды в час отливал каждый вахтенный из шлюпки, а вода все прибывала. …Кто-то опрокинул оба ведра с пресной водой, укрепленных на банке у мачты. А пить хотелось все сильней и сильней. …Лишь через несколько часов далеко впереди мы заметили парус первой шлюпки. …В одиннадцать часов ночи шлюпки достигли берега «Большой земли» севернее бухты Сиземин. Ровно сутки потребовалось на то, чтобы пересечь Татарский пролив».

Дальше было уже проще. Хотя, неблагоприятная погода сопровождала сахалинцев почти до Владивостока: южные циклоны с туманами препятствовали пути к намеченной цели.

Сахалинцы старались останавливаться едва ли не в каждом населенном пункте по пути следования. Они побывали в Сиземине, Сюркуме, Датте, Советской гавани, Коппи, Нельме, Светлой, Иноккентьевке, Самарге, Ольге.

Везде колхозники и рабочие угощали моряков молоком, творогом, сметаной, рыбаки предлагали отведать самую вкусную рыбу, предоставляли лучшие помещения для отдыха.

Сахалинцы в долгу не оставались. Они читали лекции, рассказывали о Сахалине, давали концерты.

16 августа обе шлюпки благополучно добрались до цели. В бухте Золотой Рог их встретил буксир «Бригадир Коломеец» и флотилия шлюпок.

На палубе буксира оркестр играл марш из кинофильма «Веселые ребята». Сойдя на берег, В. Катин отрапортовал: «Шлюпочный поход имени X съезда ВЛКСМ по маршруту Александровск-на-Сахалине - Владивосток закончен без аварий. 837 миль пройдены под парусами и на веслах за 234 ходовых часа. Всего в пути были 35 суток».

Во Владивостоке сахалинцы пробыли несколько дней. А затем отправились в обратный путь. Но уже не на шлюпках, а на пароходе «Совет».

В начале осени «Советский Сахалин» резюмировал: «4 сентября в Александровск возвратилась команда сахалинских моряков. Моряки, закончив трудный путь, значительно окрепли и получили много ценного для себя в морском спорте».

Участники шлюпочного перехода в редакции газеты "Красное знамя"

Через забор на лыжах

Вторая половина тридцатых годов проходила под знаком борьбы с преодолением трудностей. Каждый рекорд должен был доказать, что нет предела совершенствованию советского человека.

12 марта 1936 года лыжники Александровска отправились в 55-километровый пробег до Будаково и обратно. На всё про всё у них ушло 8 часов 11 минут ходового времени.

Что же тут рекордного? А вот что! Все тринадцать человек, участвующих в пробеге, шли (или бежали?) в противогазах!

Естественно, что пробегу предшествовала подготовка. В течение месяца лыжники прошли в противогазах более 100 км. Кто-то подсчитал, что все тренировались в противогазах от 22 до 30 часов.

Старт был дан в 5 часов 24 минуты. После команды: «Газы!», лыжники за пять секунд натянули противогазы и двинулись в путь.

«Темно. Только луна, пробиваясь сквозь облака, освещает нам путь. Мороз. Идем размеренным шагом… Прошли Красный Яр. Красную падь. Вот и Будаково, здесь привал – пройдено 27,5 км. Настроение хорошее. Тарасов и Звановская играют на гитаре, я танцую чечетку. Другая группа участников похода играет в домино…Отдохнули 15 минут. Выстроились, пошли… В Александровске нас ожидала торжественная встреча, в которой приняло участие до пятисот человек…», - оставил свои воспоминания участник похода А. И. Франко.

Вместе с ним в походе участвовали Шуфер, Булахов, Костенко, Головин, Тарасов, Баженов, Соков, Вобликов, Бабаев, Бакши, Лобода и единственная девушка Маруся Звановская.

- Этим переходом установлен краевой рекорд на спортивных состязаниях подобного рода. Повременно поход является рекордным из известных походов осоавиахимовцев по Советскому Союзу, - резюмировал 14 марта «Советский Сахалин».

Походу придавалось важное значение. Порукой тому то обстоятельство, что его участников принял секретарь областного комитета КПСС т. Ульянский.

- Когда я надел противогаз в первый раз, мне было в нем тяжело дышать, а после тренировки получился изумительный результат. Я даже конспектировал задания в школе и занимался в противогазе почти два часа. Чувствовал себя хорошо, - рассказал на этой встрече школьник Соков.

- Я буду учиться управлять самолетом в противогазе. Сделанный переход показал мне, что это возможно, - добавил Костенко.

Пример оказался заразительным. В первый весенний месяц 1936 года был совершен лыжный переход в противогазах из Кунгасстроя в Тоннель (12 километров за полтора часа). В Ногликах осооавиахимовцы 18 километров за 2 часа 45 минут (школьницы – 2 километра за 1 час 20 минут), в Широкой Пади пройдено 25 километров за 2 часа 36 минут.

Апофеозом стал массовый поход в Александровске, состоявшийся 24 марта с участием 600 человек.

К слову, в те годы практиковался не только бег на лыжах в противогазах. Лыжники даже преодолевали заборы. Не верите?

Вот как описываются военизированные соревнования в приказе областного комитета физкультуры и спорта: «В 300 метрах от старта преодолевали первое препятствие – забор, высота которого 1 мет.70 сан. Через 2 километра от первого препятствия лыжник останавливался и бросал в правую сторону одна за другой три гранаты на расстояние не менее 20 метров. После этого препятствия они проходили еще 2 километра и попадали в зараженную полосу отравляющими веществами. Здесь они одевали противогаз и проходили в них 500 метров. После чего шли к финишу. Женщины бежали 3 километра с тремя препятствиями. Первое препятствие от старта 300 метров – забор высотой 1 мет.30 сан. После первого препятствия лыжницы проходили 700 мет и бросали одна за другой три гранаты на расстояние не менее 10 мет. Через 300 мет. попадали в зараженную полосу отравляющими веществами, одевали противогаз и проходили в них 300 мет. После этого направлялись к финишу».

Зачем такие сложности? В те годы считалось, что отравляющие газы станут главным оружием будущих войн. Поэтому в СССР 1930-х годов большое внимание уделялось навыкам противохимической обороны.

Гражданам страны полагался противогаз. Его рекомендовалось все время иметь при себе, ведь в любой момент могла быть объявлена учебная химическая тревога.

Сахалинские лыжники в противогазах

Две плитки шоколада

Испытывали свои силы в этих масштабных акциях в суровых зимних условиях и девушки

В 1936 году сахалинские лыжницы совершили беспрецедентный переход Александровск – Хабаровск. Всего им пришлось пройти 1400 километров.

Участницами этого перехода были Нина Щепотьева, Ольга Хмарская, Маруся Новосельцева, Анна Назарова и тренер команды Илларион Аверичев.

Походу предшествовала большая подготовка. С начала декабря 1935 года сахалинские лыжницы тренировались в ежедневном режиме. 5 декабря они совершили марш-бросок в Дербинск и обратно. Средняя скорость была 8 километров в час.

Через несколько дней в ходе, как сказали бы сегодня, тестовых испытаний, был сформирован окончательный состав команды.

Серьезной проверкой для девушек стал поход в сильный буран на 32 км. Половину маршрута преодолели ночью. Причем, по условию, шли без очков и масок.

Следующие испытание – тренировочный поход на 60 км без инструктора. После этого лыжницы уверились в своих силах и поняли, что готовы к старту.

14 января пятерка отважных вышла из Александровска. Жители островной столицы с замиранием ждали телеграмм от участниц.

Лыжницы, посылая приветы домой, были лаконичны. Да и как в нескольких словах описать все трудности? Между тем, их намело немало.

Каждый день свирепствовали жесточайшие бураны, подобных которым не помнили даже старые каторжане. Дул северный холодный ветер.

«Бездорожье, ветер. Ночевали в лесу»,

«У Маруси и Ани растяжения ног. Идем дальше»,

«Вышли из Погиби. Буран. За 6 часов прошли 25 км с помощью компаса»,

«Прошли 4 км за 7 часов»,

«Прошли 3 км за 6 часов», - это телеграммы, которые лыжницы отправляли домой.

Николаевск встретил спортсменок и их тренера сильными морозами. Но к этому времени лыжницы уже втянулись в ритм, и дальше им было немного проще. 25 января они прошли 60 км, 28 января – 68 км, 4 февраля – 73 км, 9 февраля – 110 км!

11 февраля в шесть часов вечера лыжницы пришли в Хабаровск. Среднесуточный переход равнялся 58 км.

12 февраля в Хабаровске открылась краевая комсомольская конференция. Одним из делегатов была Нина Щепотьева. Ее встретили бурными овациями.

Овациями встретили лыжниц и на Сахалине. Подробности перехода они описали в дневнике. Предлагаем вашему вниманию фрагменты путевых заметок.

«14 января. Выйдя из города взяли путь на Мгачи. Сколько раз тренировались мы здесь перед походом! Наши друзья провожают нас до Арково. Хорошая дорожка! Идем по берегу залива. Вдали стоит краснознаменный «Красин», на котором только вчера нас угощали какао, и где мы танцевали фокстрот с гостеприимными моряками… Девять килограмм походной клади за спиной у каждой лыжницы «прижимали к земле. Ветер задерживает движение. Пришлось сбавить ход.  На Мгачи отдохнули, подкрепились, смазали лыжи и двинулись дальше. Электрический карманный фонарик я уронил на повороте дороги и потерял головку от лампочки. Пришлось остаться без света. На ощупь искали дорогу и то и дело врезались в торосы льда. Ждали луну, но она почти не светила... Только в четвертом часу утра усталые и голодные добрались мы до места отдыха.

15 января. Вышли на дорогу бодрые и веселые. До Хоэ шли хорошо. …Ветер свирепый. Он буквально валит на землю. Однако, мы идем, идем и идем. …Хочется бежать вперед, а ветер толкает назад. …Отстает Нина, часто падает Оля. …Скорость движения 3 километра в час. Скоро мы вынуждены сбавить эту скорость до одного километра. Аня говорит, что мы прошли сторожку и идем неизвестно куда. Горы закрыты от нас снегом, который не дает видеть ничего впереди, сливаясь с бураном….

16 января. От дороги не осталось и следа. Ветер беспрерывным потоком осыпает нас колючим снегом и песком. В самом деле, ветер – наш злейший враг. Он не пускает нас вперед …Дороги нет, идем наугад. …Начинает замерзать одежда, которая превращается в ледяной панцирь. Через каждые пять минут приходится счищать намерзший у отверстия глаз на маске лед.

Останавливаться нельзя, рискуя совершенно замерзнуть. В вихре снега не видно ни зги. О это был бой со стихией! Мы показали врагу, что такое советская девушка!... На сегодня обморожено две щеки, один палец, потеряно одно кольцо от палки. А буран не утихает.

17 – 18 января. …У каждого из нас по две плитки шоколаду и не больше, чем по двести грамм хлеба. Нам надо пройти 20 километров по компасу на северо-восток… Стало темно. Мы продолжаем двигаться. Ночь темная, хоть глаза выколи. Прошли семь часов, а поворота на север нет. Холодный ветер, открытое место, а впереди, неизвестно где, отдых. Мокрые, голодные … решили ночевать в лесу…. Ночевать в лесу, в промерзшей одежде, голодными и неизвестно где, - удовольствие небольшое… Последние запасы топлива на исходе, а еще темно. Что принесет нам рассвет? Маруся сожгла ботинки и шаровары… Соленый снег притягивает лыжи, как магнитом, и не пускает их вперед.

Никто из лыжниц всю жизнь не забудет первых тяжелых дней нашего похода. Похода, одного из труднейших в истории лыжного спорта, в борьбе с бездорожьем, буранами, морозами.

Но никогда не забудут девушки как в эти суровые дни и ночи выковывалась их воля и страстное желание победы над стихией. Неудивительно, что все препятствия были взяты. Ведь все лыжницы выросли и воспитывались в дни замечательной эпохи – в дни строительства социализма на нашей прекрасной родине».

Участники перехода Александровск – Хабаровск

Стоит только оступиться и упадешь вниз

Естественно, что устраивались лыжные пробеги и по самому Сахалину. Маршрутов было много. Например, Александровск – Дербинск – Оноры – Пильво – Александровск. Или, такие: Александровск – совхоз Ныш – Александровск, Александровск – Виахту – Александровск. Часто ходили из столицы острова до Охи и обратно.

В 1937 году было принято решение придать пробегам официальный статус. Газета «Советский Сахалин» решила организовать соревнования. Назывались они незатейливо – «Кубок имени газеты «Советский Сахалин».

Суть состязаний заключалась в том, чтобы пройти командой из пяти человек на скорость 250 километров.

Надо сказать, что для того времени это было ноу-хау. Подобных пробегов лыжных патрулей на Дальнем Востоке еще не проводилось. 

Постановка задачи перед лыжниками была, подобно боевому приказу, очень проста и конкретна.

Лыжным патрулям нужно в кратчайший срок пройти по круговому маршруту Александровск – Михайловка – Рыковск – Дербинск – Арги-Паги – Хоэ – Александровск.

Каждый патруль самостоятельно выбирал путь, время движения и остановок на отдых. К финишу все пять лыжников патруля должны добраться одновременно.

Маршрут составлен так, чтобы подчеркнуть все особенности сахалинского рельефа. Он пересекал тайгу и колхозные поля, высокие перевалы Камышового хребта и долину реки Тымь, а также морское побережье, на котором осадок морской соли затруднял скольжение лыж.

На старт вышли пять команд. До Михайловки все дошли плотной группой по накатанной лыжне, а дальше на солнце блестела белая нетронутая снежная целина. 

Лидеры команд, увязая по колено в снегу, торили дороги остальным участникам.

Бесконечные хребты, горы и извилистые пади простирались до самого горизонта. Сложно ориентироваться в хаосе незнакомой местности, где на десятки километров нельзя было встретить след человека. Несколько команд отклонилось от правильного пути, потеряв много драгоценных часов.

В итоге первым к финишу добрался «Буревестник» (Гулин, Иванов, Калымов, Романов, Дубинецкий). 250 километров команда прошла за 74 часа, включая время сна и отдыха. В среднем, в день она проходила 86 километров.

- Больше всего нам понравился своим величием Камышовый хребет. Он очень труден для перехода, но зато красив. Вот мы поднимаемся на сопку. Вдруг перед нами – обрыв. На лыжах спуститься нельзя, без лыж – тоже трудно. Делаем круг и по маленькому распадку сквозь кустарник пробираемся к новой горе. Горы здесь до того крутые, что стоит только оступиться и упадешь вниз, - сказал после финиша лыжник «Молнии» Журавлев.

Старт лыжного пробега

Велопробегом по бездорожью

В 1938 году перечень масштабных акций пополнился вело- и конным пробегом.

В сентябре был организован велопробег по маршруту Оха – Москальво – Некрасовка – Москальво – Оха. Его посвятили двадцатой годовщине сахалинского комсомола.

- Начали хорошо, но попали в полосу грязи. Грязь прилипала к колесам, забивалась между колесами и щитками. Приходилось останавливаться, чтобы вычищать грязь. Затем снова переставали вращаться колеса. Снова остановка для чистки. Поняли, что это не помогает. Подняли велосипеды над головами и пошли пешком. Пройдя полтора километра смогли наконец-то снова сесть на велосипеды, - привели подробности участники велопробега.

В те же сроки кружок ворошиловских всадников (был в Охе и такой!) устроил конный пробег по маршруту Оха – Москальво – Оха.

В походе приняли участие 13 человек (лучшие активисты оборонной работы). Они испытали своих коней на выносливость и пригодность к работе в условиях бездорожья.

В Москальво была сделана длительная остановка, чтобы помочь местной комсомольской организации наладить оборонную работу.

Перед стартом велопробега

Опасное мероприятие

После этого практика массовых переходов плавно сошла на нет. Почему?

Ответ дан в «Советском Сахалине»: «У физкультурников были замечательные традиции, имеющие огромное значение. Это пробеги лыжных патрулей по маршруту Александровск – Михайловка – Кировское – Арги-Паги – Хоэ – Александровск и шлюпочный переход Александровск – Широкая Падь – Александровск. Последние пробеги патрулей были проведены в 1939 году, и на этом они прекратили свое существование, потому что руководители спорта отказались его проводить, мотивируя это тем, что это, де, очень опасное мероприятие. Такая же участь постигла и шлюпочный переход».

А знаете, что скрывается за сухими словами «очень опасное мероприятие»? Смерть нескольких участников. Но уже совсем другая история…

 

 

 

По видам спорта

Реклама

Другие статьи

Шахматисты из Бошняково – сильнейшие в области!
Шахматы
Шахматисты из Бошняково – сильнейшие в области!
24 февраля 2024 г.
Юбилей «Сахалинской ракеты»
Лыжные гонки
Юбилей «Сахалинской ракеты»
20 февраля 2024 г.
Страницы истории: первый «Кубок губернатора»
Волейбол, Лыжные гонки, Настольный теннис, Стрельба, Футбол, Шахматы
Страницы истории: первый «Кубок губернатора»
13 февраля 2024 г.
Вспомним всех поименно…
Футбол
Вспомним всех поименно…
12 февраля 2024 г.
Страницы истории: лучшие спортивные судьи полвека назад
Баскетбол, Лыжные гонки, Прыжки на лыжах с трамплина, Футбол
Страницы истории: лучшие спортивные судьи полвека назад
7 февраля 2024 г.
Страницы истории: «Сахалин» в Кубке РСФСР
Футбол
Страницы истории: «Сахалин» в Кубке РСФСР
1 февраля 2024 г.
Страницы истории: матчевая встреча 65-летней давности
Шахматы
Страницы истории: матчевая встреча 65-летней давности
24 января 2024 г.
ТОП-10 лучших спортсменов Сахалинской области 1979 года
Горные лыжи, Легкая атлетика, Лыжные гонки, Прыжки на лыжах с трамплина
ТОП-10 лучших спортсменов Сахалинской области 1979 года
17 января 2024 г.
45 лет назад Южно-Сахалинск принял юниорское первенство Дальнего Востока по классической борьбе
Борьба
45 лет назад Южно-Сахалинск принял юниорское первенство Дальнего Востока по классической борьбе
11 января 2024 г.
55 лет назад сахалинские шахматисты выиграли Спартакиаду школьников Дальнего Востока
Шахматы
55 лет назад сахалинские шахматисты выиграли Спартакиаду школьников Дальнего Востока
6 января 2024 г.